События

С Днем защитника Отечества!

Уважаемые мужчины - ветераны, профессорско-преподавательский состав, сотрудники университета, студенты и аспиранты! Сердечно поздравляем вас с Днем защитника Отечества!

22.02.2017
Информация о назначении стипендии студентам

Уважаемые обучающиеся!В связи с разными сроками окончания промежуточной аттестации на факультетах вуза в соответствии с календарным учебным графиком, численность (количество человек) и размер повышенной академической стипендии за особые достижения в ... 20.02.2017
В СГМУ началась первичная аккредитация по специальности "Фармация"

С 20 февраля в СГМУ проходит первичная аккредитация по специальности "ФАРМАЦИЯ", к которой приступили 34 выпускника заочного отделения фармацевтического факультета СГМУ. 20.02.2017

Публикации

                                                            Дети опаленные войной

Великая отечественная война изменила все страны, весь мир.  В этой войне участвовали миллионы людей и часто их судьбы зависели от ее развития, она их связывала и разъединяла.

Сейчас в канун 65 -летия победы в ВОВ часто можно услышать о различных категориях ветеранов: участники войны, труженики тыла, беженцы, репрессированные, заключенные концлагерей, блокадники , участники конвоев, переселенцы, участники оборонных работ, есть даже дети опаленные войной». У каждой из этих категорий своя особая судьба. Я себя и свою супругу Галину Серафимовну тоже могу отнести к категории «детей опаленных войной», правда опаленных в разной степени.

Сначала, о себе. Мне по началу, в жизни везло. Родился я на втором курсе нашего АГМИ-СГМУ, в том смысле, что моя родительница тогда была на втором курса в качестве студентки. Было это глубокой осенью. Пытаясь осмыслить себя в качестве «сына» АГМИ думаю, что няньками у меня – побывали почти все студентки пятой группы, где училась моя мама. Мне говорили потом, что помогали нянчиться и дальние родственники: Нелля, Тина, Рима, Агнюша и даже соседский мальчик. Если бы я родился, как и рекомендуют обычно мудрые родители - после окончания Вуза, то мое раннее детство выпало бы как раз на тяжелые годы войны, что конечно сильно бы осложнило мое пребывание в этом мире.

После рождения мне повезло еще больше, т.к. уже весной, когда маме нужно было сдавать физиологию, приехала бабушка и увезла меня в глухую деревню Вологодской области. Наша деревня –это три дома, что остались от усадьбы помещика Порозова. Рядом с нами деревни с экзотическими названиями: Заломаиха, Бряча, Малоновленское.

До войны в деревне я рос впечатлительным мальчиком и летом когда меня первый раз вынесла бабушка на крыльцо дома я был поражен - пространством открывшимся мне - огромным голубым небом и зеленой травой и лесом. Все было как -то необычно. Запомнились и первые самостоятельные шаги по земле. Когда меня с ручек дедушка поставил первый раз на землю меня тут же окружили какие -то странные грозные существа с клювами ростом мне почти до лица, а потом тут же появилась еще и громадная по моим размерам кошка. Я испугался и попросился опять на ручки к деду и уже оттуда спокойно наблюдал за всей этой странной живностью нашего двора.

Это все к том, что я двух с половиной лет хорошо помню начало этой самой войны. В тот день неожиданно быстро вернулся с работы дед, работавший механиком на небольшом Верхневологодском маслозаводе на реке Вологде и Масляны и объявил бабушке, что началась война, «опять немец», бомбили города и что в конторе срочное собрание. Дед участник Первой мировой войны по деловому отнесся к событию -нашел старый приемник, вывел антенну на крышу и пытался оживить старые батареи тк электричества в доме не было и пытался принимать последние известия. Однако пришел приказ требующий сдать все приемники. Приемник исчез, но в углу комнаты дед повесил большую карту, и флажками отмечал линию фронта, слушая информацию по радио, которое было в конторе. Разговоры у карты были вначале тревожные, т.к. выходило, что немцы пытаются обойти Москву взять в кольцо. И если получится, то будет открыт и путь на Вологду, через какое время это случиться? Тревожными были первые месяцы. Шла демобилизация на фронт. Однажды, какой -то странный самолет с обрезанными крыльями появился и над нашим заводом. Дед по каким -то признакам решил, что это немецкий разведчик. Мы очень перепугались сидели дома. А дед как бывалый воин зарядил охотничье ружье и вышел на улицу, намереваясь стрелять, если самолет будет снижаться или попытается сбросить бомбу на завод. Но самолет в небе сделав высоко несколько кругов улетел. Были разговоры и о партизанском отряде в случае оккупации. Нам было страшно. Однако уже на следующее лето, когда немцев отбросили от Москвы все были спокойны и дед окончательно уверился, что немца разобьют и в этот раз. Маслозавод выпускал для фронта масло, сушеный казеин и прессованный творог. К концу войны появилось даже шоколадное масло. Все отправлялось на фронт. «Все для фронта- все для победы». Нам ребятишкам доставалось что-то очень редко.

Женское население вязали шерстяные рукавицы выделяя указательный палец отдельно, разрешалось выращивать свиней, но нужно было значительную часть отдавать тоже для фронта. Большие трудности были с дровами. Без специального разрешения нельзя было вытаскивать из реки даже старые топляки. Для экономии дров зимой дед установил на кухне железную времянку, которая раскалялась до красна. Собирали в лесу грибы ягоды. Однажды в малиннике шмель воткнул мне свое жало в щеку, выскочив из кустов. Из соседних деревень приходили нищие. Где -то был голод и по рассказам ели лепешки из кожуры картошки, коры деревьев , крапивы. Лепешки были почти совершенно черные. Мы, дети, лакомились вытекающей из трубы пахтой, ели жмых для откорма скоту. Взрослые ребята ловили рыбу в омуте . Не было даже мыла и бабушка варила его, используя старые свиные шкуры, кости и золу.

К концу войны обстановка улучшилась и большим событием было возвращение любого солдата на побывку с фронта, были и похоронки. Однажды к соседке приехал моряк – папа соседской Таньки плававший в Америку, и привез невиданные в деревне игрушечные шары на елку, какие- то необыкновенные наряды, а взрослые ребята школьники тайно показывали друг другу порнографические открытки. Он привез и заграничный фотоаппарат, тогда и меня сфотографировали.

Летом мы бегали всегда босиком, зимой в подшитых валенках. Была у меня заячья шубка из тетушкиной цигейки. Штанишки короткие до колен на одной пройме – их сшила сама бабушка. Играли мы тоже на улице : пекли лепешки, ходи на реку купаться, пускали ручейки весной и ходили в лес собирать ягоды, я часто бывал у деда на работе в машинном зале, знал все инструменты

Взрослые ребята таскали горох с колхозного поля и стреляли из лука. Помнится и у меня был такой же лук и рогатка. Зимой катались на лыжах. Лично мне лыжи выстругал сам дед и покрасил красной краской. Игрушки были: помниться был мишка, петух, машинку заменял стул перевернутый на спинку. Настоящие машины «полуторки» приезжали на завод за продукцией и это всегда было большое событие. Взрослые ребята подкатывались на них уцепившись за борт. Однако были и болезни. Удивительно, но я и все соседские маленькие ребята, переболели почти всеми детскими инфекциями: коклюшем, свинкой, ветрянкой, желтухой, корью, а некоторые еще и скарлатиной, поправлялись сами -лекарств не было. Врачи тоже не появлялись, иногда болели очень тяжело.

За то время жизни в деревне на природе я научился собирать ягоды, грибы, ловить рыбу, кататься на лыжах, стругать палку ножом, владеть рубанком, напильником, пилой и к пяти годам знал некоторые буквы и считал до десяти. Бабушка сама закончила три класса, а дедушка – все на работе. В общем никакой подготовки к школе в нашей деревне в то военное время не было .

Однако, я считаю, что мне повезло тк не пришлось никуда эвакуироваться и за счет огорода и активности моих деда и бабушки сильного голода я не испытал. Кормилицей была коза-Зорька и Белька , черный хлеб, сухари и дары леса и огорода. Числился я в деревне под фамилией Батыгин и о существовании каких -то родителей где-то далеко напоминали очень редко.

Везение мое закончилось довольно неожиданно уже после победы, когда мне было уже около 6 лет и я уверился в своих больших возможностях. Летом 1945 я из добрых побуждений и уверенный в своих силах решил спасти котенка, который каким то образом оказался на краю покатой крыши крыльца конторы завода и отчаянно мяукал. Я спустился с лестницы на эту крышу и попытался спуститься к краю и когда пытался ухватить котенка поскользнулся и вместе с ним оказался на земле. Приземлились мы с ним как и полагалось по законам физиологии сразу на 4 конечности. Но если для котенка этот полет закончился благополучно, то у меня оказались сломанные в запястье обе руки. Боли особой не было, но руки оказались кривыми. Увидев это- я заплакал. Но нет худа без добра и из деревни меня как героя вывезли в Вологду на самолете сан авиации. Это моя мать каким -то образом сумела договориться с Вологодскими врачами санавиации, поскольку сама работала в этой системе в Архангельске. После того как мне наложили гипс некоторое время я жил в Вологде у родственников. А к сентябрю я был вывезен по железной дороге в Архангельск и уже без гипса отправился учиться в 23 школу. Так я снова оказался в родном городе на набережной им Сталина.

Здесь в Архангельске в 1945-46 годах я уже в полной мере познакомился со следами войны. Они были видны до начала 50 годов. Разрушенные здания, голод, тюлений жир, соленая треска, деревянные мостовые и огромные очереди в магазины за хлебом и продуктами по карточкам. Очереди в наш пятьдесят пятый магазин, что был напротив входа в Семашко, растягивались до угла ул Вологодской, причем пересчитываться нужно было по нескольку раз. Болезни среди детей самого разного рода: туберкулез, дифтерия, трахома, тотальный педикулез все это было в нашей 23 школе им. А.С. Пушкина. которая находилась тогда на набережной недалеко от первой горбольницы. В первом классе у нас были дети не только 6-7 лет, но и по 10-12 лет, которые во время войны не смогли начать учебу. В нашем классе учился сын полка Потемкин, который ходил в военной форме, часто случались драки, чайная ложечка песку выдавалась в конце занятий.. Писали в школе иной раз приходилось даже на газетных полях тк и тетради не всегда были. Играли школьники в то время во время перемен в «жестку» и деньги- пристенок и в битку. Кстати большим мастером жестки был В. Панов. Во дворе- играли в войну, катали колесо, делали из медной трубки пистолеты, которые заряжались головками спичек. Зимой играли в хоккей самодельными клюшками из толстой фанеры. Кстати в нашем классе учился Алька Вологжаннико, который играл не только в Воднике, но и московском Динамо.

Город Архангельск действительно походил на прифронтовой морской порт: океанские суда на рейде Двины, баржи, катера. Моряки на улице. Основная магистраль движения -Северная Двина: плоты леса, груженые баржи, катера. Яхтклуб, мореходка на набережной. Свои причалы были у хлебозавода и винзавода. По "Павлиновке"  (проспект Павлина Виноградова) ходил трамвай, проезжая часть булыжная, машин почти не было, для пешеходов -деревянные мостки. Фактически а городе две улицы- Набережная им.Сталина и проспект Павлина Виноградова. Город заканчивался не проезжей в то время, а ныне улицей Гагарина. В городе было много военнопленных, которые восстанавливали разрушенные дома. По сравнению с Вологдой город был не особенно уютным, в огородах частных домов в Кузнечихе выращивали картошку и капусту. Наши двухэтажные деревянные дома у Хлебозавода стояли прямо на болоте,- выход на Набережную или Павлина Виноградова был возможен только по деревянной мостовой. Берега реки были завалены штабелями леса и небольшая лесопилка находилась под берегом реки ул Ванеева. На пляже стояли два маяка, которые были построены для ориентировки иностранных судов поставляющих в военное время продовольствие и военную технику. Такие маяки были и в Соломболе. Немецкие самолеты на город сбрасывали зажигательные бомбы тк город был на 80% процентов деревянный. Во время налета были дежурства на крышах домов. Фугасные бомбы сбрасывали на железную дорогу, морские суда, промышленные объекты. По плану немецкого командования линия оккупации должна была проходить по линии Архангельск- Астрахань. На протяжении многих лет учебы в школе меня на летние каникулы меня отправляли в Вологду и там я чувствовал себя опять почти как в родной деревне. Несколько раз я навещал и Порозово. Однажды, это был пеший поход от Молочного по берегу реки Вологды до Порозова и обратно. Воспоминания детства и сейчас у меня вызывают только положительные эмоции.

В связи с этим я не считаю себя сильно опаленным войной, хотя переболел почти всеми детскими болезнями и дифтерией в придачу, были и голодные дни. Гораздо сложней складывалась судьба – у однокурсницы по АГМИ Галины Серафимовны.

Большим недавним событием для нее явились праздники 65 летия прорыва блокады в 2009 году. Тогда ей, как блокаднице, удалось побывать в родном городе -Крондштате. Галине Серафимовне было около 2-х лет. когда началась война. Мать- врач, отец в первые же дни был демобилизован и был направлен на Северный флот, проходил службу в госпитале на Соловках а затем на военной базе- поселок Рыбачий.

Старшую сестру к счастью успели вывезти из Ленинграда еще до блокады в Кисловодск. Оставшаяся с матерью в Кронштадте Галину несмотря на запрос отца о эвакуации из города вывезти не успели. Парасковья Георгиевна участковый педиатр с дочерью Галиной оказались в блокадном Ленинграде (Кронштадте), откуда в 1943 году они были эвакуированы по Ледовой дороге через Ладогу,

Во время юбилейной поездки в родной город Галина Сарафимовна вспомнила, где они жили с матерью в доме недалеко от знаменитого собора, где в парке они гуляли. Детей после прорыва блокады стали вывозить в первую очередь по ледовой дороге Ладожского озера. Насколько опасна была эта дорога много написано. Машины уходили под лед вместе с грузом. Дорогу бомбили. Мать Галины педиатр и она должна была сопровождать группу детей но малолетнюю дочь нужно было вывозить на отдельной машине. Эвакуированные были партия была доставлена в Вологду. где мать Галины заболела сыпным тифом, а у самой Галины были видны голодные отеки. Из Вологды мать с дочерью поехала на Юг в Кисловодск поскольку туда поехала к знакомым старшая дочь. В Кисловодске мать стала работать в больнице и она получили даже комнату. Однако очередное летнее наступление немцев на юге привело к тому что они оказались в оккупации. В это время мать нигде не работала и все очень боялись, чтоб немцы не узнали что муж офицер и находится в Красной армии. После освобождения Кисловодска мать продолжала работать в госпитале. Связи с отцом была потеряна. Совершенно случайно в 1945 в госпиталь пришло письмо от офицера, который разыскивал свою семью. Случайно она попало и в руки Прасковьи Георгиевны- матери Галины. Оказалось что отец Галины – Серафим Николаевич работает в госпитале в Соломболе. После этого отец прислал вызов семье в Архангельск. На Сульфате Галина и пошла в школу. А после ее окончания ГС окончила курсы медицинских сестер и работала медсестрой. В 1958 году Галина поступила в Архангельский медицинский Так вот мы и оказались на одном курса. Тут я считаю, что мне опять повезло!

При встречал одноклассников Галина Серафимовна вспоминает, что не все так просто было и на Сульфате. Однажды случился пожал в их доме- все имущество сгорело. Транспорта не было и отцу приходилось почти пешком каждый день добираться с Сульфата в Соломболу на работу. Мать работала участковым педиатром. После пожара отцу дали двухкомнатную квартиру на ул Логинова. Однако это случилось уже после того как Галина поступила в Медицинский институт. Конечно, если б не было войны, все было бы по другому. Все же выходит так , что нашу судьбу в значительной мере решила война.

В дни войны 1944 год



Загадки рождения гения   Ломоносова

В.П. Пащенко (Профессор кафедры нормальной физиологии и ВМ СГМУ)

В канун очередных тридцать восьмых Ломоносовских чтений мы вновь перечитываем биографию великого ученого-помора Михаила Васильевича Ломоносова, основателя отечественной науки, и удивляемся его природному таланту и изначальному стремлению подростка-помора к знаниям. Удивительным являются не только достижения ученого в различных направлениях естествознания, но и первые годы жизни. Откуда такой талант, такое стремление к наукам? Для объяснения появления этого гения чуть ли не всерьез обсуждалось предположение, что Ломоносов является сыном самого Петра I, что совершенно абсурдно. С позиций современной науки мы знаем, что любой талант дается не только по наследству, но необходимо еще адекватное воспитание. И к Ломоносову это тоже относится, - какое влияние на воспитание этого гения могли оказать его родители- отец и мать?

Однако и тут сразу загадка. По одним источникам, он родился 8 ноября 1711 года, в деревне Мишанинской Куростровской волости, по другим в то же время, но в селе Денисовке, Архангельской губернии, Холмогорского уезда. В принципе, правда, говорят, что эти деревни разделяло всего несколько шагов. Но в какой семье? Опять разные мнения. По одним данным его отец, -Василий Дорофеевич Ломоносов, рано осиротел и жил на подворье у своего дяди. В описи 1710 года он отмечен бедным 30-летним холостяком, но после женитьбы сразу построил себе дом и у него оказался достаточно большой земельный надел, т.е. он довольно скоро стал зажиточным черносошным крестьянином. Он женился на сироте- Елене Ивановне Сивковой. А вот по описи 1722 года, через десять лет, Василий Дорофеевич превратился в очень состоятельного человека у него уже имелась большая усадьба, рыбные промыслы, пруд для рыбы, большой двухмачтовый корабль на 90 тонн- «Чайка». Судно стоило около 500 рублей, большие деньги! Он преуспевающий купец, владелец рыбной артели и еще нескольких судов. По свидетельству историков, отец Ломоносова плавал по Северной Двине и Белому морю, занимался рыбным промыслом, перевозил грузы и людей от Архангельска до реки Мезень и даже к берегам Лапландии. Василий Дорофеевич был умным, волевым и предприимчивым человеком. Но вот еще загадка. Осенью 1740 г., продав дом, имущество, землю, отец ушел на промысел в море и не вернулся- погиб в море. Возможно, долги, какая-то неудача, или новые планы!? Его нашли на острове, который легенде указал его сын, которому приснился вещий сон о гибели отца . По свидетельствам различных источников отец Ломоносова был неграмотным, поэтому и ценил грамотность сына, видел в нем своего преемника.

Во многих источниках пишется, что «лучшими моментами в детстве Ломоносова были его поездки с отцом в море, оставившие в его душе неизгладимый след. Нередкие опасности плавания закаляли физические силы юноши и обогащали его ум разнообразными наблюдениями».

Однако известно также, что в поморских семьях детей воспитывали в большой строгости, в почтении к старшим. «Поморы с малых лет развивали в детях ловкость, силу, выносливость - качества, которые были необходимы в будущей жизни». Но по личному опыту мы знаем, что воспитание таких физических качеств совсем не требует быть еще и грамотным, прилежно учиться и стремиться к знаниям. Вероятно, отцовское воспитание сводилось передаче сыну практических навыков крестьянского и поморского труда.

В связи с этим не случаен отзыв самого Михайла Василиевича Ломоносова об отце и его богатстве: «все богатство отцу доставалось кровавым трудом», «по натуре человек он был добрый, но в крайнем невежестве воспитанный». Из этих высказываний можно сделать вывод, что отец все же не был примером для подражания юному Ломоносову.

Кроме того, через много лет М. Ломоносов написал о себе: «Меня оставил мой отец, и ещё в младенчестве оставила мать». Действительно сын ушел в Москву, питался и жил на три копейки в день, а отец, жертвуя большие по тем временам деньгина строительство храма, не послал ему ни гроша, но и сын у отца не попросил ни копейки. Можно сказать, что характеры у обоих оказались одинаковыми.

Относительно матери Ломоносова все биографы удивительно кратки. Известно, что 30 летний Василий Дорофеевич женился на сироте - дочери просвирни погоста Николаевских Матигор Елене Ивановне (урождённой Сивковой). Другие уточняют: «мать Ломоносова Сивкова Елена Ивановна (1690 - 1719/20), - дочь дьякона из Николаевских Матигор Сивкова Ивана. Или еще, она- дочь дьякона из Николаевских Матигор Сивкова Ивана (умер до 1708) и его жены Маремьяны (1656 – после 1710). По сословному уровню того времени мать была выше черносошного крестьянина и была грамотна. Кто такой дьякон? Дьякон (от греческого- служитель), священнослужитель, который помогает священнику совершать богослужение. Он мог через некоторое время и сам стать священником. Дьякон должен был быть грамотным, благочестивым, с хорошими голосовыми данными. Он - представитель духовного сословия. Они чаще всего получали образование в духовной семинарии или при монастыре. Дьякон –человек достаточно состоятельный, и жену мог определить печь просфоры –это тоже оплачиваемая работа.Просфоры обычно пекут раз в неделю.

Мать М. В. Ломоносова умерла очень рано, когда ему было девять лет. По нашим меркам Михайло к этому времени уже ученик 3-4 класса со сформировавшимся поведением и самосознанием. Вероятно, именно его мать первой могла заметить таланты своего сына и развить их. Под влиянием матери вначале Ломоносов пристрастился к чтению церковных книг, а потом и светских. Нет также сомнения, что именно мать и была первой воспитательницей сына, поскольку отец часто и надолго уходил в море, она научила его грамоте, причем с раннего детства, что как мы теперь понимаем, оказалось очень важным для развития его таланта. Первые годы своей жизни Михаил находился на попечении матери.

Сведений о ранних годах жизни Ломоносова не сохранилось, но есть свидетельства, что в четырнадцать лет юный помор грамотно и чётко писал и читал, у него была с детства хорошо развита память. Вероятно, окружение матери, ее знакомые, были более привлекательны для Ломоносова, их отличало не только более высокое сословное положение, но и грамотность. Таким образом, у Ломоносова и зародилось желание учиться.

Далее, после смерти матери грамоте Михайлу Ломоносова обучил дьячок местной Дмитровской церкви С. Н. Сабельников, то есть церковнослужитель, выполняющий в храме обязанности чтеца, звонаря или певчего. Сам Сабельников, обладал каллиграфическим почерком и подрабатывал,- оказывал помощь односельчанам в составлении деловых бумаг и прошений, писал письма. Ломоносов не порывал с церковным миром после смерти матери и с успехом читать на клиросе "Псалтырь", «Апостола» и другие книги, «расстановочно, внятно, а притом и с особою приятностию и ломкостию голоса». От этого времени сохранился и первый автограф Ломоносова - он четко расписался в подрядной книге за двух неграмотных подрядчиков. Дьячок научил его всему, что знал сам.

В семье куростровцев- Дудиных Ломоносов раздобыл «Грамматику» церковнославянского языка Мелетия Смотрицкого, а также напечатанную в 1703 году для навигацких учеников «Арифметику» Леонтия Магницкого, содержавшую сведения по математике и физике, по географии и астрономии, по геометрии и навигации. Эти две книги Ломоносов назвал «вратами своей учености». Хорошая врожденная натренированная память Ломоносова позволили ему выучил эти книги наизусть. Важное значение для него имела книга «Стихотворная Псалтирь» Симеона Полоцкого.

В Москву Ломоносов ушел в декабре 1730 года, отказавшись женится, и, по-видимому, с ведома отца, который отпустил его на короткое время. Способствовали этому и сложные отношения с третьей женой отца, которая, видимо, видела в сильном и здоровом парне помощника и работника по хозяйству, а он прятался -книжки читал. Когда юный Михаил отправлялся в Москву, ему уже было 19 лет и он не был неучем. Он уже имел максимально возможное для того времени среднее образование, которое позволило ему пройти собеседование (приемные экзамены) и поступить, по сути своей, в высшее учебное заведение. В Москве Ломоносов, против воли отца выдал себя за сына дворянина и в январе 1731 был принят в Московскую Славяно-греко-латинскую академию. Где пробыл около пяти лет.

Ломоносов, по воспоминаниям современников, был человеком очень крутого нрава, порой не умевшим справиться со своими эмоциями. Ложь и несправедливость приводили его в ярость. Физически он также был крепкий, рослый и сильный. Еще в детства он мог противостоять нескольким своим сверстникам. Известен также случай, когда на него в Петербурге напали три матроса, пытаясь завладеть его одеждой, а в итоге сами оказались раздетыми и связанными. Ломоносов на портрете Шубина изображен с округлыми чертами лица и большой лысиной. Умер Ломоносов от заболевания ног. О причине сказать сложно - возможно полиартрит, возможно тромбофлебит, а может и сахарный диабет, осложненный заболеванием ног. Любое из этих заболеваний могло в то время привести к смерти.

Один из крупнейших отечественных ученых XX в. академик М. В. Келдыш писал: “Трудно назвать какую-либо отрасль науки, из существовавших в XVIII в., в которую бы Ломоносов не внес крупного творческого вклада. В физике, химии, геологии, горном деле, металлургии, географии, истории, теории словесности и литературе он либо создал капитальные труды, совершил выдающиеся научные открытия, либо выдвинул новые идеи, высказал гениальные прогнозы. Многие идеи Ломоносова на десятки лет и столетия опередили свое время”. Ломоносова сравнивают с Леонардо- да- Винчи и другими гениями эпохи Возрождения. Кстати сказать, в Германии он учился и медицинским наукам.

С потомками отца Ломоносова мне удалось познакомиться еще на втором курсе, когда нас студентов -медиков АГМИ в сентябре отправили в село Ломоносово, копать картошку и убирать капусту. На проживание нас разместили в доме родственников деда Лопаткина, которой был награжден памятной медалью по случаю 250 юбилея Ломоносова как его потомок. Потом правнук этого деда, Олег Собинин, учился в нашем институте, а закончив, стал хирургом, можно сказать, восприняв стремление своего великого родственника и к медицинским наукам. А одна из его сестер закончила спортфакультет ПГУ. Хорошие физические данные, могучее телосложение успехи в спорте Олега и его сестры могли быть унаследованы от самого отца Ломоносова.

Что касается матери Ломоносова- Сивковой, то во всех биографиях она фигурирует как сирота, которая умерла рано и других родственников не имела. Однако новейшие исследования показывают, что часто и однофамильцы оказываются родственниками. С носителями этой фамилии мне удалось познакомиться лет десять тому назад, когда у меня в группе стоматологов оказался Алексей Сивков. Родом он из села Чушевицы Верховажского района Вологодской области. В дальнейшем, проездом в Вологду, мне удалось познакомиться и с его родителями. И вот здесь опять вспомнился Ломоносов. Село расположено как раз на дороге, издавна соединяющей Архангельск с Москвой,- на реке Ваге. Эта старая дорога, именуется здесь, как «дорога Ломоносова». И до наших дней здесь как раз сохранилось, узнаваемо место, где был мост через реку Вагу, по которому, видимо, проходил Ломоносов. Отец большого семейства Сивковых в селе Чушевицы- Николай Викентьевич- крепкого сложения, очень энергичный мужчина разносторонне разбирается и в строительстве, и в технике. У него добротная усадьба, он лесник и охотник. И вот удивительный ломоносовский генетический признак, присущий взрослым мужчинам этого семейства, просто поразил меня - раннее облысение. Родственники Николая Викентьевича живут и в Вельске - один из них уже на пенсии, но увлекается живописью, интересуется научными проблемами. Дочь Сивкова- Наталья стала фармацевтом с высшим образованием, заведующая аптекой. Можно сказать, как и Ломоносов- химик! Сын -Алексей Николаевич - ассистент кафедры нашего университета. А теперь у нас учится и младший сын Андрей - будет педиатром. Такая вот семейная тяга к знаниям!

Конечно, трудно уверенно говорить о родстве наших современников Сивковых с матерью Ломоносова. Однако многие черты лица удивительно схожи. Успехи генетического анализа, развитие науки, возможно, смогут уже в недалеком будущем подтвердить эти предположения, и даже, может быть, узнаем генетические маркеры самого Михаила Васильевича. Таким образом, возможно, решится и еще одна загадка рода Ломоносовых - происхождение его матери и ее потомков. Может, окажется, что она была родом из вологодских краев.

Потомки Ломоносова О.Собинин и Т .Вахромеева- Проф В.П. Пащенко с хирургом  О. Собининым

студенты  СГМУ. 1995 г

.
 Сваи старого моста через реку Вагу                       "Дорога Ломоносова" от моста к селу Чушевицы

Сивковы опять строят.    2009 г                                     Илюша Сивков. 2009 г

 Ярмарка в селе Чушевицы _2009 г



Памяти выпускника  и  ректора СГМУ профессора  В.А. Кудрявцева

Наш студенческое время 1958-1964 гг. (учились в одной группе, работали вместе)

В.П. Пащенко

С известным детским хирургом, почетным гражданином г. Архангельска и Шенкурска Валерием Александровичем Кудрявцевым мы учились в одной группе на лечебном факультете АГМИ. Это было в 1958 году, больше чем полвека тому назад, всего через 13 лет после Великой Отечественной войны. Ее следы еще были видны и в Архангельске. Все мы, пришедшие тогда на первый курс, в том числе и В.А. Кудрявцев, родились до начала этой войны. Стоит сейчас об этом даже напомнить: Валерий Александрович родился шестого мая 1941 года, а война началась 22 июня 1941 г. и закончилась 9 мая 1945 года. Когда мы поступали в медицинский, ему было 17, а мне уже почти 20 лет. Все тогда было не так как сейчас, и я не могу сказать, что тогда было все хуже. Мне кажется, в то время мы даже думали как-то не так, как сейчас: другая, более суровая обстановка, иные цели и перспективы, возможности- все было другое.

Во- первых, мы жили в Советском Союзе. Страна наша называлась СССР. В этой стране было 16 республик, в том числе Армения, Азербайджан, Белоруссия, Российская республика и др. И все эти республики были равные - «братские», в том числе и РСФСР. Важным отличием было и то, что даже в конце 50-е годы очень живо вспоминалась Великая Отечественная война, и ее следы были видны в то время и в Архангельске: пустые промежутки между домами на ул. Вологодской, куда упала бомба, частично разрушенное здание АГМИ по ул. Свободы, обвалившиеся бомбоубежища на Набережной, деревянный маяк около яхт-клуба. А о перспективах жизни при коммунизме в 2000 году вообще не думали. Противостояние с Западом и даже Америкой (США) никого сильно из нас не беспокоило. Империалистическая система распадалась. В целом, в международном плане, мы чувствовали себя уверенно.

Международную уверенность придавали нам и зримые успехи Советской науки- запуски искусственных спутников Земли, испытания самой мощной водородной бомбы на Новой земле. Испытания баллистических ракет, первые спутники вокруг Земли, которые мы могли наблюдать с набережной Архангельска. В общем все было не так - не было ни компьютеров, не мобильников, ни огромного количества вузов. В Архангельске их было всего три: лесотехнический, педагогический и медицинский.

Главное было - учиться, это нам внушали в школе, многие мечтали стать учеными. Выпускалось много научно – популярных журналов: «Знание–сила», «Техника молодежи», «Вокруг Света», а также газет: «Правда», «Извести», «Правда Севера», «Северный комсомолец», «Рыбак Севера», и все это выписывалось по почте в огромном количестве – телевидения у нас в то время тоже не было. Не было так же Интернета и электронной почты, сообществ «В Контакте», «Одноклассников» , «Твиттера».

Тогда учиться было трудно, в ПТУ (профессионально-технические училища) выпускники средней школы идти не хотели и старались «выучиться»- попасть в институты. ЕГЭ тогда тоже не было.

Поступить в ВУЗ в то время было сложно, нужно было выдержать на 4 и 5 экзамены по физике, химии, биологии, иностранному языку, написать сочинение. Конкурс в медицинский институт в тот год был большой, желающих на 1 место было в 10 раз больше. Все это в полной мере касалось и выпускника-медалиста Шенкурской школы Валерия Александровича Кудрявцева. В.А. Кудрявцев закончил школы с серебряной медалью и был хорошо подготовлен, но жить вдали от родного дома было ему трудно. К этому нужно добавить, что город Архангельск ему был не знаком, была новая обстановка, общежитие. Федеральной трассы-дороги М-8 из Архангельска до Москвы в то время тоже не было и добираться до Шенкурска - родного дома было не просто. Обучение было для всех бесплатным, но было необходимо после шестого курса отработать три года там, куда пошлет распределительная комиссия. Все это было в 1958 году.

В АГМИ в то время был только один факультет- лечебный, общий набор студентов 250 человек, среди них были не только студенты, но и кандидаты в студенты. Когда мы впервые в сентябре собрались на первую лекцию по анатомии, то зал (теперь им. В.А. Кудрявцева) был полностью заполнен студентами. По возрасту мы были совершенно разные. Среди нас были и те, кому не было еще и двадцати и были те, кому за 30 лет и те, кто только что закончил среднюю школу, и кто уже поработал в качестве медсестры, фельдшера и те, кто о будущей своей профессии имел весьма смутное представление. Девушек и юношей - нас было почти поровну. Это было связано с тем, что в АГМИ была военно-морская кафедра и нужно было готовить врачей для армии и военно-морского флота.

При формировании групп видимо учитывалось происхождение студентов, и из выпускников школ и училищ, а также и уже работающих были сформированы разные группы. Так я и оказался во второй группе, где был и Валерий Александрович Кудрявцев, а тогда еще просто Валера. Нас было 12 человек, а куратором у нас была назначена Нина Михайловна Голубева, молодая ассистент с каф. анатомии, (она недавно скончалась в возрасте 83 лет). На одной из первых встреч мы и сфотографировались. Молодые люди поднялись на стулья, а девушки расположились в первых рядах. Эту фотографию теперь можно найти на стене в аудитории им В.А. Кудрявцева.

Было трудно не только поступить, но и учиться, материальное положение играло большую роль, многие студенты подрабатывали, в том числе и Валера на кафедре физиологии, которая вначале располагались на третьем этаже старого здания, где сейчас психология, а потом на втором этаже выстроенного рядом по проспекту П. Виноградова (Воскресенской). На кафедре физиологии Валерий занимался стерилизацией материала в автоклаве, готовил приборы для занятий, коптил в вытяжном шкафе барабаны кимографа. Можно сказать, что на первых курсах Валерий ничем особенно не выделялся из общей массы студентов поступивших из 10 класса средней школы: худощавый, среднего роста, скромно одетый, но общительный и приветливый.

Все мы были комсомольцами, все просиживали свободное время в «анатомке», изучая латинские названия скелета человека и внутренних органов под руководством проф. И. Маточкина, ассистентов В.П. Рехачева, Н.М. Голубевой, Розой Васильевной, Поповым, Кондратьевым.

Читального зала своего в АГМИ не было. Занимались в библиотеке И. М. Добролюбова, которая находилась на углу ул. Серафимовича. Она была всегда заполнена студентами. В ту пору в мединституте в рабочем состоянии была только самая старая часть здания института, остальная - была разрушена. Вход был с проспекта П. Виноградова (ныне Воскресенский) охраны никакой не было. На первом этаже располагался ректорат и кафедра анатомии, а также бухгалтерия и учебная часть. На первом этаже под лестницей был и небольшой буфет, где можно было купить пирожок с повидлом и налить горячий кипяток из общего бачка.

На втором этаже были кафедры химии, на третьем: кафедры здравоохранения и физиологии, а на четвертом этаже кафедра микробиологии, а еще выше- кафедра гигиены. Спортивный зал находился на углу ул. Суворова в одноэтажном деревянном здании, а кафедра иностранных языков - тоже в деревянном здании рядом с больницей им Семашко. Пристройка к старому корпусу по проспекту П. Виноградова и ул. Свободы только возводилось и мы студенты активно участвовали в этом строительстве.

Нужно также сказать, что несмотря на сложное положение с размещением новации в педагогическом процессе того времени тоже активно внедрялись. Именно с нас началось внедрение свободного расписания в занятиях на кафедрах. Свободное расписание было рассчитано на воспитание инициативных студентов и на отбор по этому признаку лучших. Свободное расписание: это значило, что студент должен был посещать лекции по расписанию, а далее самостоятельно определяться на каких кафедрах он будет заниматься в первую очередь, планировать свое время при выполнении практических работы и сдавать зачеты с учетом своих знаний и способностей. Для этого нужно было записаться на кафедры, познакомиться с программой предмета. В результате более инициативные могли очень успешно получить все зачеты почти за месяц до начала сессии, но были и те студенты, которые, почувствовав свободу, вообще сделали себе по два три выходных, рассчитывая догнать товарищей поближе к экзаменам. В итоге практически на первой сессии были отчислены более десятка неуспевающих студентов, а потери восполнены за счет кандидатов. Свободное расписание у нас было два года: на 1 и 2 курс. Кстати сказать, в том же году неожиданно был открыт набор и на стоматологический факультет. Некоторые абитуриенты не прошедшие по конкурсу на лечебный согласились пойти на стоматологический факультет, где тоже были и кандидаты. По осени все студенты ездили в колхоз на уборку урожая. Занятия начинались с октября.

Основным источником знаний тогда были лекции и учебники. Компьютеров -«Самсунгов» и «Айфонов», а также Интернета не было. Лекции записывались в толстые тетради в клеточку. Для демонстрации лекционного материала преподаватели использовали таблицы и реже слайды. Зав каф. проф. С.П. Сперанский впервые широко стал использовать на лекциях учебные фильмы. Основным залом для лекций на первых курсах была аудитория на втором этаже– теперь им. В.А. Кудрявцева, на лекциях он сидел в центре ближе к сцене, где группировались студены со стажем практической работы. Первой у нас была лекция по анатомии проф. И.Н. Маточкина с демонстрацией, по биохимии лекции читал проф. М.Д. Киверин, по физиологии доц Р.В.Уткина, фармакология преподавал Филатов. Биологию преподавала Е.В. Сороченко, гистологию - В.С. Чикунова. Акушерство - топанатомию читал С.И. Елизаровский, ассистентами там были Б.Н. Байдалов и Р.Н. Калашников, лекции по хирургии читал проф. Г.А. Орлов, Н. Барков. Терапию преподавал Миркин, а Т.Н. Иванова как ассистента вела у нас практические занятия.

За время нашей учебы сменились и ректора вуза. Нас принимал в институт ректор А.А. Киров, потом его сменил И.Г. Чернецов, а на распределении ректором был В.Д. Дышловой, которого сменит Н.П. Бычихин. А деканами лечебного факультета за это время побывали: Р.В. Банникова, И.В. Телятьев, М.Д. Киверин, Н.П. Бычихин, и только ректором по научной работе оставался проф. С.П. Сперанский.

Валера Кудрявцев не проявлял на первых курсах себя не в качестве активного спортсмена: каким у нас были у нас Г.И. Овденко, В.И. Фарбер, А.П. Зайцев, Т.С. Голикова и также не входил в большую группу ученых: Е.И. Кононов, Е.П. Васильева, Ю.Г. Боголицин, Н.Л. Башлыков, В.В. Медведева, В.Д. Захаров, Р.Л. Протасов и др. а также группы общественников и артистов (В.И. Фарбер, Ивашков, Г.С. Герасимова) которые организовывали конкурсные вечера, выступали на сцене. Возможно, это было связано с адаптацией к новым условиям жизни, трудностями учебы на первых курсах. В среде девушек он тоже не пользовался большим успехом, хотя был не раз замечен в компании студенток из Карелии, хотя, может быть, это потому, что учились с ним в одной группе.

Тогда большое значение придавали научной работе. Работали научные кружки на кафедрах биохимии, физиологии, патофизиологии, общей хирургии и других кафедрах, наука была как обязательный этап подготовки врача в вузе. Были научные студенческие конференции. В СГМУ ежегодно выпускались сборники студенческих работ, инициатором их издания был проректором по науке заведующий кафедры общей гигиены проф. С.П. Сперанский, в последующем основатель кафедры гигиены Запорожского медицинского института.

В наше время среди студентов были конечно и те, которые хотели как- то выделиться, проявить себя не только в учебе (как Сарана), но и в поведении и одежде. Таких «стиляг»- как их тогда называли, однако было немного. Откровенных стиляг в ботинках на микропоре, брюках-дудочках и с причёсками а-ля Пресли не было. Между тем, у некоторых студентов уже были заграничные галстуки и поношенные заграничные брюки, купленные у моряков, джинсы, однако в ту пору еще не было. Дочки моряков загранплавания, иногда демонстрировали заграничные мобильные приемники и шариковые ручки.

Время шло быстро. На старших курсах формировались уже устойчивые пары, многие к концу учебы переженились, свадьбы были очень скромными, но свадьба Валерия Александровича Кудрявцева на 4 курсе запомнилась - она впервые была объявлена комсомольской и состоялась в столовой на первом этаже. Его избранница Галина Борисовна училась на втором курсе и активно занималась наукой. Галина Борисовна за время учебы опубликовала несколько научных статей, активно выступала на конференциях. Одна из первых ее работ «Об отдаленных последствиях ранений сердца».

Естественно, кроме учебы у нас были комсомольские собрания, в группе выбирали старосту, комсорга и профорга, ответственного за культурно массовую работу. Обязательно, у нас были еженедельные политинформации о международном положении. Во главе КПСС в СССР был тогда Н.С. Хрущев. Идеологическому воспитанию в то время придавалось большое значение. Однако не прошел мимо нас и Международный конкурс пианистов и скрипачей им Чайковского, победителем которого стал Ван Клиберн (Вэн Клайберн). Об этом много писали в газетах, транслировали песню «подмосковные вечера» в его исполнении. В годы нашей учебы в мединституте рушилась мировая система империализма и в год не один десяток государств - стран Азии, Африки и Америки объявляли о своей независимости и избрании развития по социалистическому пути. Угнетенные народы получали независимость и не без помощи Советского Союза. В то время Советский Союз начал строить Асуанскую плотину в Египте. Много событий сопровождало слово «впервые в мире». Сенсацией было первое плавание атомного ледокола «Ленин». Научные экспедиции на Северный полюс, экспедиции в Антарктиду. Но особенно впечатляли успехи Советской науки в освоении Космоса. Впервые в 1959 году был запущен космический аппарат Луна-3, сфотографировавший обратную сторону Луны. Грандиозное событие случилось на 3 курсе: 12 апреля 1961 года - в космос полетел Юрий Гагарин. Мы учились тогда на кафедре патофизиологии у Эммы Витальевны Рехачевой. После такого известия занятия были прерваны все пошли на митинг. Затем в космос полетел и Герман Титов. Потом был запущен советский космический аппарат к планете Венера.

Тогда нам казалась наша преимущество в науке неоспоримо. В довершение того года на Новой Земле была взорвана самая мощная 58-мегатонная водородная бомба.

Но были и неприятные политические события. В 1960 году над Уралом был сбит самолет с американским разведчиком пилотом Пауэрсом. Произошёл раскол с Китайским руководством. Это сопровождалось исчезновением китайских товаров в магазинах.

США явно отставали в освоении космоса и только в 1962 году они смогли вывести на орбиту своего космонавта. В это время Хрущев объявляет о том, что СССР обладает межконтинентальной баллистической ракетой способной доставить атомный заряд в любую точку Земли. В 1962 году в космосе оказывается третий космонавт страны- Андриан Николаев. Противостояние с США обострялось. В этом же году произошел Караибский кризис. Советские ракеты были размещены на Кубе. Президент Джон Кеннеди стал угрожать глобальной ядерной войной.

В 1963 году мы уже на пятом курсе: прошли хирургию, терапию акушерство, инфекционные болезни. В том году Москва встречала Кубинского лидера Фиделя Кастро. 25 мая создается Организация африканского единства. Этот день по решению ООН объявлен днем Освобождения Африки. Осенью этого же года был убит президент США Джон Кеннеди.

В 1964 году - год окончания нашего ВУЗ-а. В нашей стране продолжается интенсивное освоение космоса. В космос с Земли был запущен искусственный спутник «Космос-51» В течение того года было успешно запущено 26 спутников этой серии. Но и в руководстве СССР что-то происходит: в 1964 году на заседании Пленума ЦК отстранили от власти Н. Хрущева, который запомнился тем, что разоблачил культ И.В Сталина, занимался строительством панельных домов («хрущоб»), куда в то время многие стремились переселиться. Он внедрял сельское хозяйство кукурузу и обещал, что в двухтысячном году все будут жить при коммунизме. Несмотря на это, о снятии Хрущева, почему-то никто не жалел. После этого в СССР начался длительный период устойчивого развития, стабильности под руководством Л.И. Брежнева.

Конечно, определенные изменения происходили в нашем институте. За время нашей учёбы был построен пятиэтажное здание по ул. П. Виноградова с хорошим физкультурным залом, большой библиотекой на втором и третьем этаже, а также большой столовой. Многие кафедры просторно расположились в новом здании. На втором этаже оказалась кафедра физиологии, где проводились опыта на животных (зав. доц. Р.В. Уткина), а также кафедра биологии (зав. проф. Е.В. Сороченкова). На первом этаже кафедра физики (доц. С.Н. Мерцалова), на третьем гигиена (проф. С.П. Сперанский) и кафедра военно-морской медицины, гистология и фармакология на четвертом этаже, а на пятом кафедра биохимии ( проф. М.Д. Киверин). Занятия проводились преимущественно с освоением определенных практических навыков, широко использовали опыты на животных, осваивали навыки работы.

Весной 1964 года главное: кто и куда определился с будущей работой. После окончания все разъехались многие в поехали районы области, но у нас было Всесоюзное распределение были места в Ухте, Сыктывкаре, Нарьян-Маре, Котласе, Вологде, Петрозаводске, некоторые оказались даже в Душанбе, Прибалтике и Подмосковье. Можно назвать десятка два городов Советского Союза, где оказались выпускники нашего курса. Тогда впервые трех студентов, активно занимающихся наукой Е.И Кононова. Р.П. Протасова и В.П. Пащенко сразу после окончания ВУЗ-а оставили в аспирантуре при кафедре биохимии, патофизиологии и гигиены. Это тоже говорило о роли науки в то время. Все они успешно после аспирантуры защитили кандидатские диссертации. Кстати сказать, и супруга Валерия Александровича - Галина Борисовна тоже защитила в последующем кандидатскую диссертацию. Может быть, не случайно среди выпускников нашего курса многие в последующем тоже стали заниматься наукой защитили кандидатские и докторские диссертации: это и В. Захаров, В. Башлыков, и Конча и Е.И. Кононов и др. Г.Б. Кудрявцева тоже стала кандидатом мед наук. Вероятно, она имела большое влияние и на направленность работ самого В.А. Кудрявцева - в последующем он стал также кандидатом медицинских наук и профессором.

После окончания АГМИ сам Валерий Александрович был распределен в Шенкурск на практическую работу. А его супруга продолжала учиться в АГМИ. Я не могу сказать, когда В.А. Кудрявцев стал коммунистом возможно на старших курсах в АГМИ, возможно уже на работе в Шенкурске. В то время это звание ассоциировалось с представлением о честности, справедливости, нетерпимым отношением к аномалиям жизни и большой общественной работе. В АГМИ была солидная и авторитетная партийная организация, кабинет парткома располагался на первом этаже в одном ряду с деканатами.

По итогам распределения Валерий Александрович в 1964 году вернулся в родной Шенкурск врачом - хирургом, и вскоре стал главным врачом ЦРБ. У него всегда было желание учиться, и в 1967 году прошел ординатуру по детской хирургии, а в 1969 году защитил кандидатскую диссертацию. Я думаю, здесь большую роль сыграла и его супруга, которая уже на первых курсах проявила интерес к науке.

В 1971 году он уже врач ординатор детского хирургического отделения в Архангельске, в 1979 году он - главный врач Архангельской областной детской больницы. В это же время открывается педиатрический факультет, и он первый декан педиатрического факультета АГМИ. А в 1982 году - организатор кафедры детской хирургии в АГМИ. Это неудивительно. В эти годы страна интенсивно развивалась, открывались новые перспективы и в Архангельске, в том числе и в СГМУ. Тогда все это было впервые. Партийные структуры Обкома КПСС в тот период проводили активную политику по развитию Архангельска и Архангельской области. В частности, стали проводится Ломоносовские чтения, с привлечением ученых из Москвы, Ленинграда, Новосибирска. Был организован Архангельский филиал НИИ морфологии человека АМН СССР, была активирована издательская деятельность, большую роль в этом была заслуга молодого в то время партийного деятеля Ю.Н. Сапожникова. С 1976 года по 1987 год я как раз тоже перешел на работу научным сотрудником Архангельского филиала НИИ морфологии человека АМН СССР и после его преобразования вернулся в АГМИ в качестве ассистента кафедры нормальной физиологии. Время и ситуация менялись быстро.

Вновь я встретился с Валерием Александровичем именно тогда, когда он стал первым демократически избранным ректором АГМИ. Тогда мне показалось, что Валера мало изменился внешне, хотя солидности прибавилось и в поведении и разговоре. Ректорам института он был пять лет с 1988 по 1993 гг.

Годы, когда В.А. Кудрявцев был ректором - это было уже другое время. Это были трудные годы горбачевской перестройки. Обстановка в нашей стране была дестабилизирована. Началось все с того, что в 1985 году секретарем ЦК КПСС избрали М.С. Горбачеве, который в году занял также и пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР, то есть взял на себя все высшие должности в партийной и государственной иерархии.

В этом же 1988 году в стране началась компания борьба с пьянством, которая переросла в плюрализма , демократию и гласность. В результате вскоре водку стали выдавать по талонам, а вместе с ней по талонам стали выдавать сахар, спички, табачные изделия. Их отоваривали в отдельных магазинах. На телевидении показывали сериал «Рабына Изаура». Горбачев пытается быть популярным реформатором на Западе, и как бы не замечал, что в стране не все рушится. Почему -то с введением демократии, начинается борьба между братскими республиками. Кровавые столкновения между Арменией и Азербайджаном. Страны Прибалтики как по команде пытаются утвердить свою независимость. Западные компании Пепси- кола и Макдональдс, демонстрируя наступление демократии, открывают свои торговые заведения в Москве. Появляется некий «Демократический союз» во главе с В. Новодворской. Запад приветствуют перемены. Лично президента США Рональда Рейгана посещает СССР.

1989 году развал страны продолжается. Игра в демократию сопровождаются межнациональными конфликтами. В Киеве создан Народный РУХ Украины, в Москве Либерально-демократическая партия России (ЛДПР) В. В. Жириновского. Начались вооруженные столкновения на национальной почве в Абхазии, которая числится в составе братской Грузии. Начинается развал и социалистического лагеря в Польше, Чехословакии, Венгрии, ГДР и др. Разруха во всем: в Норвежском море затонула советская атомная подводная лодка «Комсомолец».

Научно- технический прогресс перемещается в США и Западную Европу. Там появляются Первые мысли о создании Интернета. США выходят в лидеры исследования космоса. Американский космический зонд «Вояджер» передал снимки дальней планеты Нептуна на Землю. «Microsoft» выпустила операционную систему «MS DOS 4.0», начинается эпоха компьютеров и гаджетов. Единичные запуски космонавтов в СССР пока еще продолжаются. В ноября - стартовал пилотируемый космический аппарат «Союз ТМ-7» с международным экипажем (Александр Волков, Сергей Крикалёв, Жан-Лу Кретьен). Однако самое популярное в стране слово - «гласность». Год завершает страшное землетрясение в Армении, полностью разрушило город Спитак, около 25 000 погибших.

В начале 1990 года в Баку начались армянские погромы. В Москве инициирована тысячная демонстрация в поддержку демократических реформ. Начинается вывод советских войск из бывших братских стран Варшавского договора. Западные страны награждают Горбачева Нобелевской премией за вклад в «снижение международной напряжённости и осуществление политики гласности». Внеочередной III Съезд народных депутатов СССР избрал президентом СССР М. С. Горбачёва. Горбачёв с большим запозданием подписал Указ, объявляющий недействительными декларации о независимости Литвы и Эстонии. Одновременно в Москве Б. Н. Ельцин со скандалом избирается Председателем Верховного Совета РСФСР и Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР т.е. как бы независимости от СССР. Обстановка становится неконтролируемой. В Киеве студенты, подстрекаемые местными демократами, объявили голодовку с требованием независимости Украины. В это время крупнейший прорыв в науке: в США запуск космического телескопа «Хаббл» на орбиту Земли.

С запозданием в 1991 шахтёры Донбасса начали забастовку, с требованием отставки Горбачёва. Проходит Всесоюзный референдум, на котором три четверти голосовавших высказались за сохранение СССР. Однако все слишком поздно. - сторонники Ельцина проводят демонстрацию в Москве с требованием суверенитета РСФСР . По приказу М. Горбачёва в Москву введены войска, что предельно обостряет обстановку.

В Праге подписан протокол о прекращении существования Организации Варшавского договора; забыты итоги Великой отечественной войны. Михаил Горбачёв взят под домашний арест в Форосе. Предпринимается неудачная попытка восстановления СССР (ГКЧП). Б. Ельцин с Лужковым организует их арест. После этого Эстония, Латвия, Литва, Украина, провозглашают свою независимость от СССР. Президент СССР М. Горбачёв объявил о сложении с себя полномочий генерального секретаря ЦК КПСС и призвал ЦК к самороспуску. Тайно в Беловежской Пуще президент РСФСР Б. Ельцин, президент Украины Л. Кравчук и председатель Верховного совета Республики Беларусь С. Шушкевич подписывают Беловежское соглашение о создании СНГ и прекращении существования СССР. Все завершается 25 декабря отставкой Михаила Горбачёва с поста президента СССР.

В 1992 - членами ООН в качестве самостоятельных государств стали практически все «братские страны». После полного развала Варшавского союза и СССР в России прекращается и борьба с пьянством: водка и спирт снова начали реализовываться по свободным ценам. Конфедерация народов Кавказа потребовала от России и Грузии признания независимости Чечни, Абхазии и Южной Осетии.

В 1993 в России создаются крупнейшие компании РАО «Газпром» и нефтяная компания ЮКОС. Проходит приватизация собственности государства по Чубайсу и Гайдару. Во властных структурах оказываются в том числе и осужденные потом бандиты. Под руководством американских и западноевропейских советников продолжается окончательная зачистка бывшего СССР. Президент России Б. Н. Ельцин подписал указ о роспуске Верховного Совета. Следует расстрел из таков Белого дома. Демократия заканчивается: Ельцин запрещает в России деятельность оппозиционных партий и газет. Таковы были события того времени в стране.

В Архангельске тоже перестройка, начался кровавый передел собственности, в окрестностях АГМИ тоже стреляют. Не нужно думать, что в нашем институте в то время все было достаточно стабильно: периодически отключали отопление, периодически по нескольку месяцев задерживали зарплату, студенты на лекциях и занятиях сидят в пальто. На некоторых кафедрах межличностные конфликты. Особенно в этом плане выделялась кафедра нормальной физиологии. Заведующая кафедрой с 1982 года Н.М. Малышенко прибывшая в Архангельск из Черновицкого мед. института и поработавшая также в Алжире, по каким-то характерологическим параметрам в конце восьмидесятых перестала устраивать молодых сотрудников кафедры, конфликт вышел за пределы АГМИ. В характеристике, выданной ей парткомом АГМИ при ее очередном в 1987 году избрании на должность заведующей кафедрой (Парторг Ю.Л. Образцов, проректор по учебной работе Р.Н. Калашников) ситуация выглядела следующим образом: «Со стороны Н.М. Малышенко недостаточен контроль за качеством учебного процесса на кафедре, несмотря на серьезное внимание, уделяемое кафедре ректоратом, парткомом доцент Н.М. Малышенко не сумела проявить достаточных организаторских способностей, необходимых для нормальной учебной, воспитательной и научной работы кафедры, создание делового морально психологического климата в коллективе». И это при том, что МЗ РСФСР настоятельно рекомендовала избрать ее на эту должность, как молодого доктора наук, члена КПСС, имеющего опыт преподавания за рубежом. Революционная ситуация: «низы не хотят, а верхи настаивают». Были жалобы и коллективные письма в МЗ РСФСР и МЗ СССР. В письме в МЗ РСФСР в 1989 году В.А. Кудрявцева пишет: "Таким образом, в истории Малышенко просматривается цепь последовательных нарушений ГУУЗОМ основных нормативных документов. Благодаря этому Малышенко 3-й год работает в институте без избрания." Конфликт в духе «перестройки» продолжался три года до 1989 года. Принципиальная позиция руководства АГМИ не нашла понимания в Министерстве здравоохранения РСФСР и В.А. Кудрявцеву был объявлен выговор, а Н.М. Малышенко была уволена из АГМИ.

Нужно думать, что В.А. Кудрявцев как коммунист, не покинувший свою партию, сильно переживал происходящие события. Чувствуя развал в стране и в руководстве, пытаясь гасить бесконечные затяжные конфликты в институте, понимая невозможность и бесполезность своих попыток что-то улучшить, он в 1993 году решает посвятить себя непосредственно практической деятельности в качестве врача, преподавателя и принимает мужественное решение: отказывается от ректорства. Это была его позиция в той ситуации.

Далее он занимается практической деятельностью в качестве заведующего кафедрой и советника ректора и позволяет себе адекватно реализовать свои разносторонние возможности.

Из прессы мы также узнавали, что Валерий Александрович стал активно заниматься велоспортом, участвовал в велопробегах Холмогоры- Архангельск. Было у него и хобби для досуга: кино и фотосьемки. Его кафедра в соответствии со временем, была хорошо оснащена компьютерной техникой, которая в то время интенсивно внедрялась. Но главное работа: он организует работу кафедры детской хирургии и клиники, занимается ее оснащением, готовит ординаторов, пишет лекции, занимается научной работой.

Именно на научной основе мы и сотрудничали с Валерием Александровичем в течение нескольких последних лет его жизни. Мои научные интересы совпали с интересами В.А. Кудрявцева в 1988 году. В это год, я перешел на работу в СГМУ на кафедру нормальной физиологии. Активно занимаясь тканевыми и клеточными культурами, я обратился к ректору АГМИ В.А. Кудрявцеву с предложением выделить помещение и организовать такую лабораторию в институте, и нашел поддержку с его стороны. Для ее организации были выделены две комнаты на третьем этаже нового корпуса, где располагается библиотека, ныне это комнаты 2312-12. Лаборатория была организована, оборудование было выкуплено в Филиале НИИ морфологии человека АМН СССР. Так впервые в АГМИ появилась первая Межкафедральная лаборатория по культивированию клеток и тканей.

В Архангельском медицинском институте она была создана на основании распоряжения ректора АГМИ проф. В.А. Кудрявцева от 1.02 1989 г. Служебное распоряжение о ее организации по Архангельскому медицинскому институту № 38 от 15 февраля 1989 года было подписано проректором по научно исследовательской работы (НИР) дмн Л.К. Добродеевой. Заведующим лабораторией на инициативных началах с правом заключения договоров был назначен ст.н.с., кмн В.П. Пащенко.

На этой площади в двух небольших комнатах был оборудован стерильный бокс, моечная посуды, лаборатория для обработки препаратов. Научное оборудование: микроскопы-2, термостаты-1, холодильники-2 и реактивы, а также столы и шкафы были взяты под расписку в НИИ морфологии человека АМН СССР. А затем выкуплены. Оборудование было закреплено за межкафедральной лабораторией. К работе в лаборатории были прикреплены лаборанты А.С. Рыбникова и старший лаборант С.А. Краева.

После организации лаборатории Валерий Александрович постоянно проявлял интерес к ее работе. Его интересы были связаны с лечением онкобольных детей новыми химиопрепаратами – цитостатиками. Его направление была связано с более адекватным подбором цитостатиков для эффективного лечения врожденных и приобретенных опухолевых заболеваний детей. Дети перенесшие операции по поводу удаления опухоли часто нуждаются для профилактики рецидива заболевания дополнительному использования химиопрепаратов. Нужно, однако иметь в виду, что чувствительность различных опухолевых клеток к химиопрепаратам бывает различной и здесь важен индивидуальный подбор препаратов. Можно было предполагать, что это направление могло быть частью комплексной работы, которая проводилась на кафедре детской хирургии в ОДКБ, возможно также могла быть фрагментом его докторской диссертации.

В этом направлении нами было проведено предварительное изучение целого ряда цитостатиков, которые принес В.А. Кудрявцев Это были циклофосфин, винбластин и адрибластин. Сначала были проведены опыта влияния этих цитостатиков на ткани почек и легкого мышей. Затем насколько опытов с биопсионным материалом тканей лёгкого больных. От больных во время операции брали кусочки ткани для культивирования и в среду вносили различные дозы цитостатиков. Для работы были избраны наиболее распространенные в то время препараты. В дальнейшем были проведены опыты с биопсийным материалом и от оперированных больных раком легкого. Предполагалось проводить также оценку цитотоксичности сыворотки больных во время лечения и приема препаратов, для контроля за используемой дозой.

В 1997 году у Валерия Александровича возникла идея, несмотря на занятость, организовать подобную лабораторию в детской областной клинике в ОДКБ, где располагалась и его кафедра детской хирургии. Нами совместно с В.А. Кудрявцевым для руководства больницы было подготовлено обоснование создания лаборатории и план работ по использованию тканевых и клеточных культур в ОДКБ на базе кафедры детской хирургии (проф. В.А. Кудрявцев) для использования ее в работе: «Оценка и подбор цитостатиков для эффективного лечения врожденных и приобретенных опухолевых заболеваний детей».

Мне было дано задание составить более конкретный проект этой лаборатории, список оборудования для лаборатории, штатную численность сотрудников на базе хирургического отделения. С этой целью мы не раз ездили и осматривали помещение хирургического корпуса на 4-этаже. Были намечены комнаты для развертывания лаборатории: комната для бокса, автоклавная, моечная, для стерилизации посуды. Необходимо был предусмотреть, размещение оборудования. По мере завершения строительства возникал вопрос и закупки оборудования. В то время возможности были достаточно ограничены, зарубежное оборудование из-за дороговизны почти недоступно. Однако в отделении в одной из комнат был построен бокс, закуплены микроскопы, холодильники, термостаты. Две выпускницы педиатрического факультета прошли подготовку в лаборатории клеточных культур в АГМИ, планировалась их дальнейшая специализация в центральных лабораториях Ин-та Цитологии Ленинграда.

Все было готово к работе, которую предполагалось начать в 2000 учебном году. Мы с ни об этом мы договорились накануне его отъезда в Шенкурск. Последняя наша встреча произошла случайно 30 мая во дворе нашего университета, недалеко от входа в новый корпус института. Договорились о встрече после возвращения из Шенкурска, и я никак не мог поверить на следующий день сообщению о его гибели на дороге М-8 на 200-м километре от Архангельска недалеко от Емецка.

Продолжить работу Валерия Александровича оказалось некому. Лаборатория была демонтирована. Попытка вернуться к этой работе, не потерявшей своей актуальности и практической значимости также оказалась под угрозой уже в 2015 году Времена другие, поменялись ориентиры и цели.

Хочется еще добавить, что Валерий Александрович, оказавшись ректором АГМИ взял на себя обязанность поддерживать контакты между сокурсниками, принимая активное участие наших юбилейных встречах.

Его все знали и всегда были уверены в его благожелательном отношении. В 1984 году мы отмечали двадцатилетие окончания ВУЗ-а. Встречались в кафе АГМИ. Фотографировались у памятных мест Архангельска, на крыльце АГМИ, у фонтана на площади им. Ленина, памятника Петру Первому на Набережной, у памятника воинам освободителям. Все еще в цветущем возрасте полные сил и энергии.

В последующем на встречах нас становилось все меньше. Последний раз мы все уместились в небольшом кафе АГМИ. По его предложению 35-лететие окончания Архангельского медицинского института мы отмечали 7 ноября 1994 года, когда этот праздник был уже отменен. Но расставаясь, мы дальше решили и встречаться именно в этот день, именно 7 ноября это была его и наша позиция в то смутное время.

Вот призыв, обращенный к сокурсникам, чтоб еще и еще раз собраться, обсудить проблемы: «Времена для интеллигентов трудные, но вряд ли нас ожидают более легкие и потому хочется еще раз встретить родные лица сокурсников, вспомнить прекрасную студенческую молодость, еще раз убедится, что наши сверстники остались достойными людьми, что оставили в жизни людей заметный след и добрые начала».

Очередная встреча с его участием состоялась 7 ноября 1999 г в 12 часов в столовой медицинской академии (АГМА). Можно сказать, что на ней был подведен определенный итогов деятельности выпускников 1964 года выпуска нашего курса лечебного факультета. Мы можем гордиться тем, что среди нас бывших студентов в дальнейшем оказались руководители отделов здравоохранения, герой Советского Союза Соловей, офтальмолог профессор В. Захаров (сподвижник академика С.Н. Федрова), целый ряд кандидатов и докторов наук, воспитателей новых поколений студентов- преподавателей и зав. кафедрами АГМИ_СГМУ, тем что на нашем курсе вырос ректор АГМИ почетный гражданин г. Архангельска и Шенкурска , профессор В.А. Кудрявцев.

Проф. В.П. Пащенко